Главная » Новости » Светлана Павловна Баева. Музыкальный портрет

Светлана Павловна Баева. Музыкальный портрет

Круглые даты… У всех они разные. Юбилеи могут быть маленькие и большие, помпезные и не очень. В иных условиях и при других обстоятельствах этот день мог бы вылиться в настоящий праздник, но, к сожалению, всё прошло тихо, скромно, без лишнего шума.
Незадолго до начала очередного 2021-22 учебного года в жизни преподавателя Астраханского музыкального колледжа Светланы Павловны Баевой прошла незаметно солидная дата. Она отметила свои 75 лет, 55 из которых были отданы профессиональной творческой деятельности.
Мой скоромный запоздалый подарок-признание педагогу – эта небольшая публикация, а фотографии – визуальная часть «летописи».
Светлана Павловна Баева (Семеняк) родилась в семье военных. Ее отец – Павел Акимович Семеняк – капитан III ранга Краснознаменной Амурской флотилии, командир эскадренного миноносца (награжден орденами и медалями за боевые заслуги). Мама – Мария Федоровна – была радисткой во время Великой Отечественной войны. О своих родителях, их нелегкой судьбе Светлана Павловна рассказывает с особой любовью и теплотой. Беженцы с Украины и Белоруссии, они встретились на Дальнем Востоке. После демобилизации вместе выбрали южную Астрахань, где уже проживали другие родные.
На мой вопрос о ее музыкальных генах Светлана Павловна ответила, что отец самоучкой бегло играл на баяне, а мама чудесно пела народные песни. Так что в музыкальную школу она поступила в класс фортепиано, которым овладела так, что могла бы им и дальше заниматься, но после Первой школы (ДМШ № 1) в Астраханское музыкальное училище все-таки поступила на теоретическое отделение. Это был уже третий набор, который проводил Марк Аронович Этингер. Их курс не случайно называют «золотым»: среди ее сокурсников Л.В. Саввина, Л.М. Этингер, Л.В. Виноградова, В.Г. Сорочкина (Ляхова). Их имена отлично известны астраханским музыкантам и не только: ставшие настоящими мастерами своего дела, все они сделали солидную профессиональную карьеру, каждый по-своему.
Следующая станция – Московский Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных. Светлана Павловна закончила (заочно) обучение в 1971 году в классе А.П. Астахова с дипломной работой «Политональность в фортепианных произведениях Прокофьева». Имена московских ученых, которые она называла, вызывают благоговейный трепет у знающих их трудам цену: Н.С. Гуляницкая – профессор кафедры теории музыки ГМПИ им. Гнесиных, доктор искусствоведения – специалист в области современной гармонии и композиции; Ф.Е. Витачек – видный теоретик в области оркестровки, основатель курса истории оркестровых стилей; Б.В. Левик – крупнейший специалист по истории западноевропейской музыки XVIII-XIX веков, «главный вагнерианец Советского Союза»; К.К. Розеншильд – автор ВУЗовских учебников по истории зарубежной музыки и многочисленных статей, посвященных творчеству Палестрины, Дебюсси, Гранадоса, Малера; Е.В. Давыдова – основоположник детского музыкального образования, методические разработки которой являются постоянно востребованными современными учителями музыкальной школы, Е.А. Бокщанина – блистательный педагог, исследователь старинной русской оперы.
Не зря говорят: «Консерваторий в мире много, а Гнесинка – одна»!
Впечатлений от студенческих времен осталось немало. Светлана Павловна может рассказать о победных выступлениях Е.В. Образцовой и Т.И. Синявской на втором Международном конкурсе им. П.И. Чайковского, исторической генеральной репетиции Четырнадцатой симфонии Д.Д. Шостаковича, супераншлаговом концерте С.Т. Рихтера, знаменитых спектаклях Таганки, Театра сатиры и Вахтангова. Она с сожалением говорит о том ушедшем времени, когда между студентами (и не только) разных национальностей не было расовой неприязни, когда комитет комсомола мог выдать за успехи в учебе туристическую путевку в Чехию.
Я занималась у Светланы Павловны четыре года, два из них по индивидуальной гармонии в Астраханской консерватории, где Баева также работала, параллельно преподавая теоретические дисциплины в музыкальном училище. Сольфеджио, гармония, ритмика, элементарная теория музыки, полифония, композиция и многие другие предметы были испытаны ею и преподаны ученикам и студентам. Кроме совмещения занятий в ДМШ и ДШИ города в разные годы, напомню о выпускных дипломных работах, которые писали ее теоретики в нашей консерватории. Еще до защиты стала лауреатом столичного музыковедческого конкурса работа Л. Мельниковой, посвященная учебным пособиям по гармонии, в свое время стал этапным диплом А. Платонова, связанный с методическими разработками по теоретическим дисциплинам.
Ее выпускники, о которых только может мечтать и гордиться любой педагог, – это пытливый краевед, знаток старинной русской музыки, кандидат искусствоведения Н.Н. Калиниченко; астраханский композитор, лауреат премии А. Каппа А.В. Рындин; самый молодой доктор искусствоведения В.О. Петров; М. Щербакова, руководитель проекта фонда художника М. Шемякина (Санкт-Петербург); дирижер Астраханского театра оперы и балета А. Родионов. Живут и работают за границей Е. Книжникова (Италия, Верона); И. Шалун (Израиль) и другие.
Лучшие ее ученики среди лауреатов Областных, Всероссийских и Международных конкурсов и фестивалей юных композиторов в Астрахани, Вологде, Ростове-на-Дону, Саратове, Стокгольме. Победителем шведского фестиваля «Звуки и краски мира» стал Евгений Григорович. Первую премию и Гран-при получил на конкурсах композиторов в Санкт-Петербурге Зохраб Панахов. Некоторые из ее выпускников сегодня продолжают свое обучение в Московской консерватории (Р. Говердовская), РАМ им. Гнесиных (М. Волчкова), Петербургской консерватории им. Н.А. Римского–Корсакова (Е.Хильченко и З. Панахов) и в Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова (Д. Шониезова, Л. Зуева и другие). Встреча со Светланой Павловной, безусловно, изменила линию моей жизни.
Многие музыковеды в Астраханской консерватории мечтали заниматься в классе М.А. Этингера. Рекомендация от «доверенного лица», была в этой ситуации необходима, а Светлане Павловне Марк Аронович, конечно, верил. Так была «запущена» моя новая теоретическая специализация. После эмоциональных перегрузок во время зачетов и экзаменов на фортепианном отделении никаких стрессовых ситуаций уже никогда не возникало. Это было моё!
Расположить к душевному общению Светлана Павловна умела, поэтому и сегодня к ней продолжают приходить на консультации наши выпускники, бывшие и будущие, отношение к которым неизменно благожелательное.
Помню ее старую однокомнатную квартиру на улице Ленина, где сейчас расположился гигантский офис Газпрома. Близкое расположение было удобно для быстрых «набегов» с вопросами по гармонизации и анализу. В каникулы тоже случалось что-то срочное. И все легко разрешалось. Там было очень тесно и все-таки уютно. В небольшой прихожей целую стену занимали полки с детскими игрушками. Летом тазами варилось варенье из красной смородины, а зимой почти половину комнаты занимала воздушная елка («под потолок»).
В музыкальном училище С.П. Баева долгое время заведовала теоретическим отделением, поэтому многие наши педагоги – ее бывшие студенты. В конце 80-х Светлана Павловна предложила мне вести музыкальную литературу у теоретиков, а через два года это была уже основная работа (после десяти лет преподавания в консерватории).
Когда в Астраханской консерватории открылась аспирантура, Светлана Павловна посоветовала продолжить обучение и предложила обратиться к Людмиле Павловне Казанцевой, которая стала моим научным руководителем. И в очередной раз приходилось убеждаться, как много могут дать педагоги, у которых ты формально уже перестал заниматься. Это и моральная поддержка, и практические советы. Светлана Павловна щедро делилась редкими книгами, за которыми и сегодня «идет охота» у профессионалов-музыковедов. Отзывчивая и справедливая, принципиальная и профессионально грамотная она для многих стала примером и образцом служения избранному делу.
Уже больше сорока лет мы коллеги. Поговорить «по душам» не всегда получается на работе: здесь чаще обсуждаются успеваемость и посещаемость студентов, проблемы, связанные с расписанием, распределением классов и другие болевые вопросы. А ведь этому человеку есть, что вспомнить! Например, Светлана Павловна рассказывает, как ДМШ № 1 и Астраханское музыкальное училище находились «под одной крышей», только располагались на разных этажах по улице Кирова 58 (потом они разъехались). И как же важно для всех – не упустить момент, расспросить ее, попросить поделиться знаниями.
Однажды одаривший меня в день рождения своим чудесным вальсом с посвящением-монограммой композитор Александр Владимирович Рындин уверенно заявил, что имя или фамилия у настоящего музыканта могут быть переведены в ноты также, как BACH у Баха, DSCH у Шостаковича или С в случае с Шуманом. Можете поверить и проверить: S. BAEVA. Так и есть!

Севастьянова С.С.



« Назад
Антинаркотики
Народная дружина
Электронно-библиотечная система
Культура. Гранты России